Natalya Shvetsky Paintings and Photography Art Gallery Online
spacer Natalya Shvetsky spacer Fine Art spacer HOME PAINTINGS PHOTOGRAPHY ARCHIVE ABOUT ARTIST


Welcome to Natalya Shvetsky Online Reading Room ©
dragon

Natalya's novels and stories

Литературное творчество

Обращение к русско-говорящим посетителям:

НАТАЛЬЯ ШВЕЦКАЯ   О СЕБЕ  

Любовь к возвышенному и прекрасному всегда жила в моем сердце, сколько я себя помню. Желание творческого самовыражения долгое время обыкновенно ограничивалось попытками создания кофейной лирики и рассказами. Мне нравилось на крепком фундаменте реальности строить воздушные замки своих героев. Это была стартовая площадка, с которой взлетали в космос мои чаяния и настроения. Позже, в более зрелом возрасте, меня очаровала и увлекла живопись, без которой мне и дышать теперь не интересно. Однако стремление нанизывать бусинки слов в трепещущую ткань литературного вымысла время от времени продолжают будоражить меня и сегодня. Особенно когда за частоколом пугающей бессмыслицы начинают угадываться прилично одетые фасады идей и концепций.



Наталья Швецкая© /Белый стих/     Поединок

В дверь стучали. Что-то кричали. Потом раздался чей-то вздох.

Доски трещали.

Наверно ломились в дверь. Но она не поддавалась.

Затем голос за дверью спросил:

Что вы ищете?

И тогда я ответил:

Пропавшие иллюзии.


Меня долго после этого не беспокоили.

Разве можно беспокоить воина, готовящегося к поединку ?

Настало время расставить точки.

А точки без боя едва ли удастся поставить.

Ставить точку - это завязать бой. Возможно - последний бой.

Ведь точка ставится последней.

Поединок, который не выиграть...

Бой - из которого не вернуться...


Для возвращения нужен трофей.

Вот она прописная истина: нет боя без трофея.

Только с трофеем прописывают... Мне не выиграть трофея. Мне не вернуться домой.

Мы все пропадем без прописки.

И с нами наши иллюзии. Но они пропадут первыми. Все до одной.


2012



2015.Наталья Швецкая© /Рассказ. Основан на реальном событии /   Праздник

Камень смещался в сторону бортика постепенно: миллиметр за миллиметром пока не оказался в опасной близости к краю. Тяжёлый и гладкий, он был уложен вместе с двумя другими для гнёта засоленной в ведре капусты. Непроизвольные движения могучего камня были вызваны бурным ростом плесени, которая разрослась, опутывая своими скользкими ворсинками его основание. Совсем малости недоставало, чтобы камень мог преодолеть бортик и выскользнуть из ведра.

Часы в гостиной пробили полдень. Почти сразу раздалась мелодичная трель входного звонка. Хозяйка поспешила в прихожую, бросив распахнутым настежь окно, за которым, со стороны улицы, на узеньком декоративном карнизе квасилась в ведре капуста. Приехавшие издалека гости долго топтались в дверях, доставая привезенные из деревни гостинцы, поздравляя хозяйку и её мужа с праздником. На шум окна, захлопнувшего от сквозняка, никто из них не обратил внимания. Сквозняки в большом городе – дело обычное. Между панельными многоэтажными домами, на широком проспекте в центре города им и вовсе раздолье.

А тем временем, словно разбуженный толчком, большущий камень выскользнул из ведра и с высоты шестого этажа понёсся к земле. На его пути случилось оказаться еще не старой белокурой женщине, спешащей за внучкой. Из-за того, что удар получился глухим и беззвучным, а камень исчез в лужайке с высокой травой, случайно проходившим мимо прохожим стало неловко и странно наблюдать за женщиной, идущей по противоположной стороне улицы, которая внезапно, как пьяная, раскинув руки врозь и сгибаясь пополам, стала медленно оседать на землю. Заметили прохожие и как менялся цвет её волос: светлые волосы враз потемнели. Увиденное казалось им гротескным и не понятным. В довершении ко всему, из валяющейся на асфальте женской сумочки сама-по-себе выкатилась пара зелёных яблок, и подставив солнцу свои блестящие вощённые бока, замерла рядом с невесть откуда-то взявшейся лужицей крови.

Вероятно смерть наступила сразу. Вызванные кем-то из жильцов ближайших домов медики Скорой Помощи почти сразу, погрузив женщину в машину, умчались с мигалками, но без сирен. Возможно, они же и вызвали дворника. Оторванный от праздничного стола и гостей, из соседнего подъезда выскочил дворник. Он деловито замыл кровь с тротуара, поднял яблоки, и, невразумительно крякнув, засунул их в бездонный карман своего рабочего фартука, наспех надетого на белую выутюженную женой рубашку.

Дворник очень спешил домой. Его маленькой беременной жене непросто справиться без него: много гостей из родной деревни приехало. Вон ведь холодненькая водочка разлитая по стаканам на столе запотевала. А к водке закуски полно: грибочки маринованные, хрустящие огурчики солёные, и капуста квашеная своя, приготовленная его женой. Есть чем порадоваться. Праздник сегодня.



Наталья Швецкая© /Жанр ассоциативного потока сознания. Рассказ 2000/   Сонь За Сонью

Хромасома серебристая удится как мечтается... Сили-тили воздушные, неоглядные... Не выныривать... опрокинуться... Колыхается ... Убаюкивает и распружинивает. Теплота тягуче-пушистая укрывает, от мариков-валиков охраняет. Звуки буршоты едва шуршистые, словно буршота легкая, на ладонях тающяя, едва поющая.

Сонь за сонью поглядывает, рявочки защекочивает, но чуть-чуть, чтобы буршоты не спугнуть. И еще сволостливая веть из мества далекого, как тий переброшенный через перешку кувшистую, дремотную. Вот я по тию замшелому круточком...

Здравствуй, мество! Я огракашенный, париколованный, мудьгой калатанный, руку сподвижную во мре тебе даядую. Замани мудьгу мою, растумань отржавевшее, зубчатое. Раскукуй развявшееся, блиночное и затой серолохмящееся и прачное...

Хроми, хроми меня ... хроми.

diva

Наталья Швецкая© /Статья. Написана 7.16.2022 Обновлена 12.15.2023 /   Бесконечность Источника или Заметки О Живописи в Современном Мире

На протяжении долгого времени живопись являлась только средством коммуникации людей. Наряду с жестами, мимикой и повторами звуков, она возможно заменяла речь. От выразительности рисунков зависело как взаимодействие людей, так и их практическое благополучие. Но вскоре выяснилось, что рисунки также обладали способностью радовать или огорчать людей. Их восприимчивость, возросшая чувствительность и эмоциональность постепенно вели к тому, что живопись становилась объектом эстетического наслаждения. И это фактически, единственная полноправная, оставшаяся функция из исторических двух на сегодняшний день.

Но прежде чем это случилось, понадобились века, чтобы конструктивная визуальная графика могла свободно отделиться от художественной живописи. Возник язык знаков исключающих их разночтение. Возникла фотография, теле и видео съемка и прочии технологии, позволяющие запечатлеть реальные события и жизнь во всем ее разнообразии. Тогда казалось - искусство умерло; спрос упал, оно никому больше не нужно.Театры как и музеи опустели, одна за другой закрывались художественные галереи. Живопись давно уже перестала быть достоверной в передаче реалий жизни, а по-настоящему объективной никогда и не была. Но и списывать ее на периферию культуры оказалось преждевременно.

Никогда раньше живопись так полно не была сфокусирована на своей главной функции - эстетической востребованности. Никогда раньше, будь-то случайные настроения перенесенные на холст, движения души или личностные перерождения художников не становились столь востребованы почитателями искусства как сейчас. Причем растет искренний интерес зрителя не только к духовным поискам художника, но и к его личной жизни, мыслям, мировосприятию. И этот процесс только набирает обороты. Некоторые художники в той или иной мере уже столкнулись с этим, но про себя списывают на оборотную сторону славы.

Но дело не только в этом. Если вкратце, интернет и бездонное море информации в мире ежеминутно, ежесекундно формируют для человека один за другим образы как для подражания, поклонения, так и для порицания. В том числе и конкретные художественные работы, картины, образчики живописи, читай - изобразительного искусства.

Как я уже замечала раньше, эстетическая востребованность живописи как таковой, полностью раскрепощает современного художника, позволяя ему осуществлять здесь и сейчас любые замыслы и идеи. Любые. Немыслимые ранее.

Адекватность понимания картины, зрительское прочтение художественного произведения, "правильное прочтение" случается значительно чаще чем думает художник. У любой картины теперь всегда найдется некая группа почитателей и некая группа хулителей. Сама ее покупка или цена больше не является мерилом популярности. Ценители могут вообще любить молча и анонимно. Но есть у этого несравненно положительного процесса почитания слегка неожиданная для многих составляющая. Не работа художника сама по себе - движущая сила, а эстетическая востребованность зрителя. Меняются акценты. И в этом своя сложность.

Сложность определения канонов красоты абстрактного зрителя, пути и критерии симпатий и антипатий умозрительного любителя искусства наталкиваются на понятный психологический барьер восприятия. Да эта задача и не стоит перед художником. Важно другое. Эстетика не является неким багажом знаний, которые можно приобрести. Эстетика вообще, по большей части, не зависит от человека. Она является, как правило, выражением его приоритетов в области искусства, неосознанно сформированными и всецело опирающимися как на его общую культурную среду, так и самобытное индивидуальное развитие самосознания. И чем воинственнее его эстетическое эго, тем подвижнее подпитующие его пристрастия, и тем более радикален путь его обновления.

Современному зрителю при подходе к оценке все чаще присуща потребность в наведении справок, получении информации о художнике, работой/ работами которых он заинтересовался. И вопрос не стоит о покупке. Сведения должны помочь ему составить нечто типа психологического портрета художника. Зачем? Чтобы убедится, за творцом картины стоит именно "понятный" ему человек, с похожими воззрениями, понятными ему пристрастиями. И тогда убедившись, что перед ним "его" человек, любитель может позволить себе принять и насладиться творением художника.

Иногда мне это напоминает в игру - "Свой - чужой", но чаще приходит понимание, что доступность искусства для всех без исключения слоев общества, искусство для народа вошло в свою полную и окончательную фазу. Гайка прибитая к стене приравнена знатоками к Джоконде. Находится тот любуется произведением Да Винчи, и тот, кто замер от счастья, разглядывая гайку. Каждый реализует свою эстетическую потребность.

Случилось то, что случилось. Неадекватность поведения зрителя диктуется лишь неадекватностью деятельности художественных критиков и профессоров, определяющих критерии при оценке произведений живописи. Доверие к картине художника подспудно лежит в доверии к личности художника. Слишком радикален стал мир, в котором мы живем, и слишком неустойчивы стали его незыблимые устои.



Translation into English.

2015.NATALYA SHVETSKY© / NOVEL/ STORY BASED ON A REAL EVENT/ THE HOLIDAY

The stone shifted towards the edge gradually: millimeter by millimeter until it was dangerously close to the edge. Heavy and smooth, it was stacked together with two others for pressing cabbage fermented in a bucket. The involuntary movements of the mighty stone were caused by the rapid growth of mold, which grew, entangling its base with its slippery villi. There was just a little bit missing so that the stone could overcome the side and slip out of the bucket.

The clock in the living room struck noon. Almost immediately, the melodious trill of the entrance bell rang. The hostess hurried into the hallway, throwing the window wide open, behind which, from the street side, cabbage was fermented in a bucket on a narrow decorative cornice. The guests who came from afar stood in the doorway for a long time, taking out the gifts brought from the village, congratulating the hostess and her husband on the holiday. None of them paid any attention to the noise of the window slamming shut from the draft. Drafts in a big city are common. Between the panel multi-storey buildings, on a wide avenue in the city center drafts even intensify.

Meanwhile, as if awakened by a jolt, a huge stone after all slipped out of the bucket and rushed from the height of the sixth floor to the ground. On his way, it happened to be a not-yet-old blonde woman hurrying after her granddaughter.

Due to the fact that the blow was dull and soundless, and the stone disappeared into a lawn with tall grass, passers-by felt awkward and strange watching a woman walking on the opposite side of the street, who suddenly, as if drunk, stretched her arms apart and bent over in half, began to slowly settle onto the ground.

Passers-by noticed how the color of woman hair changed: her blond hair darkened at once. What they saw seemed grotesque and incomprehensible to them. To top it all off, a pair of green apples rolled out of a woman's purse lying on the sidewalk by itself, and exposing its shiny waxed sides to the sun, froze next to a puddle of blood that had appeared from nowhere.

Death probably occurred immediately. Paramedics, called by someone from the residents of the nearest houses, almost immediately loaded the woman into the car and sped off with flashing lights, but without sirens. Perhaps they also called the street cleaner. Detached from the festive table and the guests, the janitor jumped out from a nearby entrance. He busily washed the blood from the asphalt, picked up the apples, and, with an unintelligible grunt, stuffed them into the bottomless pocket of his work apron, hastily put on a white shirt pressed by his wife.

He was in a hurry to get home. It is not easy for his little pregnant wife to cope without him: many guests from her native village have arrived. The cold vodka poured into the glasses fogged up. And with vodka there is a full table of snacks: hand pickled mushrooms, crispy pickled cucumbers and sauerkraut marinated by his wife.There is something to be happy about. After all, today is a holiday.





Translation into English.

NATALYA SHVETSKY© /ARTICLE.Written 7.16.2022 Updated 12.15.2023/

INFINITY SOURCE OR NOTES ON PAINTING IN THE MODERN WORLD



For a long time, painting was only a means of communication for people. Along with gestures, facial expressions and repetitions of sounds, it may have replaced speech. Both the interaction of people and their practical well-being depended on the expressiveness of the drawings. But it soon became clear that the drawings also had the ability to please or upset people. Their susceptibility has increased sensitivity and emotionality gradually led to the fact that painting became an object of aesthetic pleasure. And this is actually the only full-fledged remaining function of the historical two todate.

But before that happened, it took centuries for constructive visual graphics to be able to freely separate from artistic painting. A language of signs arose that excluded their misinterpretation. Photography, television and video shooting and other technologies have emerged that allow you to capture real events and life in all its diversity. Then it seemed - art is dead; demand has fallen, no one needs it anymore.Theaters, as well as museums, were emptied, and art galleries were closing one after another. Painting has long ceased to be reliable in conveying the realities of life, but it has never been truly objective. But it turned out to be premature to write it off to the periphery of culture.

Never before has painting been so fully focused on its main function - aesthetic relevance. Never before, whether it's random moods transferred to the canvas, soul movements or personal rebirths artists have not become as much in demand by art lovers as they are now. Moreover, the viewer's sincere interest is growing not only in the spiritual quest of the artist, but also in his personal life, thoughts, and worldview. And this process is only gaining momentum. Some artists have already faced this to one degree or another, but they write off the downside of fame to themselves.

But it's not just that. In short, the Internet and the bottomless sea of information in the world every minute, every second forms for people images for both imitation, worship, and censure one after another. Including fine art.

As I have already noticed before, the aesthetic relevance of painting as such completely liberates the modern artist, allowing him to carry out any plans and ideas here and now. Any kind. Previously unthinkable.

The adequacy of the understanding of the painting, the viewer's reading of the artwork, the "correct reading" happens much more often than the artist thinks. Any painting now always has a certain group of admirers and a certain group detractors. Its purchase or price itself is no longer a measure of popularity. Connoisseurs can generally love silently and anonymously. But this incomparably positive process of veneration has a slightly unexpected component for many. It is not the artist's work itself that is the driving force, but the aesthetic demand of the viewer. Accents are changing. And this has its own difficulty.

The difficulty of defining the canons of beauty of an abstract viewer, the ways and criteria of likes and dislikes of a speculative art lover run into an understandable psychological barrier of perception. Yes, this task is not facing an artist.

Something else is important. Aesthetics is not a kind of knowledge that can be acquired. Aesthetics in general, for the most part, does not depend on a person. It is, as a rule, an expression of his priorities in the field of art, unconsciously formed and fully based on both his general cultural environment and the original individual development of self-awareness. And the more militant his aesthetic ego is, the more mobile the addictions that feed him, and the more radical the path of his renewal.

When approaching an assessment, the modern viewer increasingly needs to make inquiries, obtain information about the artist whose work / works he is interested in. And there is no question of buying. The information should help him create something like a psychological portrait of the artist. What for? To make sure, the creator of the painting is exactly a person who is "understandable" to him, with similar views, preferences that he understands. And then, having made sure that "his" person is in front of him, an art lover can afford to accept and enjoy the artist's creation.

Sometimes it reminds me of a game of "Friend or foe", but more often it comes to an understanding that the accessibility of art to all strata of society without exception, art for the people has entered its full and final phase. The nut nailed to the wall is equated by experts to the Da Vinci's Jakonda. There is someone admiring the work of Leonardo da Vinci, and the one who froze with happiness, looking at the nut. Everyone realizes their aesthetic need.

What happened happened. The inadequacy of the viewer's behavior is dictated only by the inadequacy of the activity art critics and professors who determine the criteria for evaluating paintings. Trust in the artist's painting implies trust in the artist's personality.The world in which we live has become too radical, and its foundations have become too unstable.

 • To The Top • 


Наталья Швецкая©2020. За исключением использования кратких цитат в критических статьях обзорного характера, художественное содержание и литературные материалы данного интернет-сайта не подлежит воспроизведению ни в одной из форм: электронной, печатной, звуковой или любой иной, без надлежащего письменного разрешения владельца авторских прав. Художественные работы: Наталья Владимировна Швецкая.

Спасибо вам за внимание. Надеемся вам здесь понравилось. Вопросы и пожелания по адресу интернет-почты Наталии Швецкой
natalyasdesign@yahoo.com


Вернуться обратно к Художественным работам Живопись